Международный центр профайлинга и детекции лжи Евгения Спирицы
‎8 (800) 550-45-34 Пн-сб: 9-19

Безынструментальная детекция лжи: лингвистика правды

Безынструментальная детекция лжи: лингвистика правды

сенсорный опыт

Безынструментальная детекция лжи:  лингвистика правды. Часть первая

Прежде чем начать говорить о том, как распознавать ложь, давайте поговорим о том, как выглядит ложное высказывание и поймем структуру правдивого высказывания.

Как одно отличается от другого? У каждого высказывания должны быть точные критерии, с помощью которых мы способны отличить один феномен от другого. И вот здесь к нам на помощь как раз приходит четкий описательный язык, язык нейролингвистического программирования, который заставляет нас мыслить «сенсорикой».

Сенсорный опыт – это опыт, который передается нам через  каналы восприятия, это все то, что человек воспринимает через пять органов чувств: 

  • визуальный канал (то, что мы видим),
  • аудиальный  (то, что мы слышим),
  • кинестетический (то, что мы чувствуем),
  • ольфакторный  (обонятельный) канал,
  • густаторный (вкусовой) канал.

Идея сенсорного опыта очень важна с точки зрения лингвистической конструкции. Первое определение правды – это описание некого феномена, явления через сенсорные каналы восприятия без привнесения эмоциональной окраски.

Когда человек воспринимает некую информацию через данные сенсорные каналы, она оседает у него в памяти. Совершая какие-либо действия, человек совершенно четко понимает, осознает, что он делает. Мы говорим о среднестатистическом обычном человеке. Людей с психическими расстройствами сейчас рассматривать не  будем, потому что у них другая сенсорика.

Сенсорные каналы восприятия говорят нам о том, что мы видим, слышим, чувствуем. Если человек, совершал какие-либо действия, то у  него есть некий опыт. Он пережил его и достаточно легко его описывает. 

Правдивое высказывание мы описываем через «стратегию реальности», через свой переживаемый опыт.

Когда мы начинаем работать с человеком,  то задаем ему проверочные вопросы. Давайте вспомним, что такое проверочный вопрос. Мне очень нравится определение Виктора Николаевича Федоренко,  – это тот вопрос, который прямо обвиняет человека по теме проверки, т.е. вопрос прямого обвинения. Как могут звучать проверочные вопросы? Приведу пример:

— Вы знаете точно, кто совершил кражу?

— Вы знаете наверняка, кто убил?

Очень важный момент! В рамках  детекции лжи, безынструментальной детекции лжи мы всегда работаем с теневой стороной человека. Нас не интересуют его мысли, мечты  или помыслы в будущем. Нас интересует только то, что с ним было раньше:  принимал ли он участие в этом преступлении или не принимал, совершал он кражу или не совершал, убивал ли он или не убивал. Отвечая  на этот  вопрос, этот  человек будет  описывать то, что он видел, слышал, чувствовал:  

— Нет,  это не я, потому что в этот момент я находился с Васей.

— Я видел,  как он общался с Петей.

(О структуре проверочных   и  контрольных вопросом, о том, как они используются в безынструментальной детекции лжи,  мы поговорим   в наших следующих статьях.)

Если человек говорит правду, то он может  многократно описывать следовую картину преступления, совершенно спокойно помещая себя в эту картину. Если мы все-таки начинаем говорить о ложности высказывания, то как раз лжец, человек, совершивший преступление, делает все возможное для того чтобы не «окунаться» в эти события вновь.

В этом случае человек будет использовать различного рода обобщения, увертки и другие лингвистические  конструкции, которые мы будем рассматривать чуть позже. Итак, еще раз хочу сделать акцент на том, что говоря правду, человек непричастный (в отличие от лжеца) будет говорить исходя из своего сенсорного опыта.

Рассмотрим второе определение правды. Есть еще одно очень важное определение правды  – это совокупность точек зрения на какой-либо феномен. Давайте посмотрим, о чем идет речь.  Дело в том, что мы все живем в социуме и не можем быть свободны от него. В нем существуют определенные правила игры. Так сложилось, что человек издревле живет в человеческом племени. Если человек нарушал правила, то он изгонялся из племени и в одиночестве погибал, так как оставался без еды, воды, защиты и т.п. 

Так появляются законы. И эти законы или, как мы уже сказали, правила игры регулируют поведение человека в человеческом  племени. И вот здесь под правдой мы начинаем понимать не только сенсорный опыт (вижу, слышу, чувствую), но и еще и опыт который связан с правилами игры.

Помимо гражданского и уголовного права есть и другие немаловажные законы: например, нормы морали и этики, религиозные правила. Человек в течение жизни подчиняется всем перечисленным законам и правилам.  С этой точки зрения структура правдивого высказывания заключается в том, что человек опирается принятые в обществе нормы и правила.

Приведем пример: Робин Гуд – это кто: террорист или контр-террорист, преступник или герой? Если мы посмотрим на контекст, то естественно, что для бедных людей, которым он помогал, он был, конечно же, героем, в то время, как для богатых – преступником.

Человеческие установки оказывают влияние на поведенческий стереотип  человека, который оказался в том или ином контексте. О чем идет речь:

Кто такие террористы? Террористы – это люди, признанные мировым законодательством преступниками. Так решил социум. 

А теперь посмотрите, кто такие диверсанты? Диверсанты – это офицеры, живущие и работающие по законам своей страны на территории другого государства. И они попадают под  Венскую конвенцию военнопленных. Поэтому, если ты задержишь диверсанта, офицера другой страны на территории своей стран, то извините, на него все-таки распространяются  законы. 

Таким образом социальные установки влияют на человека достаточно сильно, даже чрезмерно сильно.  Исходя из этих установок одни и те же факты для одного могут казаться правдивыми, а для другого – лживыми. Во время проведения проверки они могут оказать серьезное воздействие на верификатора.

Поэтому второе определение правды заключается в том, что –  это совокупность общепринятых точек зрения на какой-то феномен, на какое-то явление. Исходя из этого, поведенческие стереотипы человека будут меняться.

Иллюстрируя эту тему, давайте вспомним террориста Шамиля Басаева, организовавшего захваты заложников в Беслане и Буденновске. По версии  мира – он вне закона. Но если мы спросим, к примеру, его бабушку или его родителей,  ответ будет иной. Как они будут  относиться к нему?  Они будут говорить,  что он – хороший мальчик.

При этом, обращаем ваше внимание,  на то, что они в данном контексте будут говорить правду. Потому что у них в структуре сенсорного опыта он хороший. Бабушка водила его в садик, бабушка говорила ему хорошие слова, и он отвечал на хорошие слова бабушки. Допустим, бабушка не знает о том, что он делает, поэтому в данном случае для нее он – очень хороший человек, он очень хороший мальчик и совершать плохие действия не может.

Обратите внимание, если мы начинаем говорить о совокупности точек зрения на какой-то феномен, на какое-то явление, здесь возникает очень интересный момент. С точки зрения феномена возникает описание через квантовую физику. Если мы вспоминаем эксперимент с котом Шредингера, который одномоментно и живой, и мертвый.

Так вот, если мы говорим не о сенсорном опыте, а о таком понятии как правда, которая описывается языком уголовного кодекса или законодательного акта, то в данном случае правдой будет являться вот эта совокупность точек зрения на какой-то феномен, на какое-то явление, и эти точки зрения, так или, иначе будут прописаны в уголовном, гражданском, религиозно-этическом кодексе и др. Это те принципы, которые  человек не имеет право нарушать.

Люди не всегда с этим соглашаются. Во время проведения расследований, часто сталкиваешься с тем, что люди могут находиться  в собственном «гипнозе», в плену своих заблуждений.

Вспоминается случай, когда мы проводили расследование, на одном предприятии выездного-ресторанного обслуживания, т.н. кейтеринг, где происходило организованное хищение со склада. Воровали достаточно много продукты, инвентарь и др.

Во время беседы начальник склада задал нам вопрос: «Зачем вы сюда приехали? Здесь у нас все воруют». Мы обрадовались: «Ой, как замечательно! А кто конкретно? Как воруют?» Он рассказал нам сам, что размеры хищений небольшие – по 5-7тыс. рублей, чужие возьмут гораздо больше. Рассказывая, он даже не обратил внимание на то, что идет видеозапись, а рядом сидят  достаточно серьёзные специалисты . Оказалось, что проработав на предприятии порядка 5 лет, он взял в общей сложности 300 тыс.руб., полагая, что эта сумма незначительная.  Когда ему разъяснили на языке уголовного кодекса, что он только что дал признания о хищении в особо крупных размерах, молодой человек сильно расстроился.

Как вы видите, большинство людей живут в самообмане,  и как раз это позволяет нам выяснять их позицию, структуру опыта, понимать их стратегии мышления.

Вывод

Если мы говорим о следовой картине преступления, то здесь мы используем так называемую стратегию реальности, когда человек описывает то, что он видел, слышал, чувствовал сам из своей картины мира.

Если мы говорим о втором определении правды, то – это лингвистическая конструкция, которая так или иначе должна опираться и соответствовать действиям, которые регулируются уголовным, гражданским  и каким-либо еще кодексом, либо религиозно-этическими правилами. Это совокупность точек зрения на какой-то элемент опыта, принимаемый или не принимаемый социумом.

Подробнее об этой теме мы поговорим на нашем бесплатном вебинаре «Правда и ложь в переговорах»

Полезные ссылки:


Рубрики: безынструментальная детекция лжи | Статьи

Задать вопрос



Поля отмеченные знаком * обязательны для заполнения

Принять участие


Поля отмеченные знаком * обязательны для заполнения