ОБМАН | КАК НА НЕГО РЕАГИРУЕТ НАШ МОЗГ

Провел ни один тренинг про ложь и обман, знаю все про детектор лжи, не перестаю удивляться устройству такого органа, как мозг, в частности, детектор ошибок

ОБМАН – КАК НА НЕГО РЕАГИРУЕТ НАШ МОЗГ?

Детектор ошибок или как наш мозг реагирует на обман

Занимаюсь долгие годы детекцией лжи, провел ни один тренинг про ложь и обман, знаю все про детектор лжи и не перестаю удивляться устройству такого удивительного органа, как мозг, в частности, детектор ошибок. Об этом и хочу вам рассказать в статье. Удивительно, но человек способен на обман или начинает проявлять свою склонность к обману фактически с самого момента рождения. Младенцы активно пользуются чем-то вроде обмана: Иэн Лесли называет это явление плутовством, Пол Экман — жульничеством.

Например, девятимесячный малыш пытается изобразить смех, чтобы окружающие обратили на него внимание и он смог оказаться в обществе взрослых. Маленькая девочка протягивает руки к своей матери, чтобы та обняла ее, и вдруг резко отдергивает их и при этом задорно смеется.

Обман – существуют и другие формы, которыми пользуются дети.

Это обусловлено необходимостью достижения самых простых целей и, как правило, очень быстро вызывает раскаяние. Подобные примитивные формы лжи появляются почти одновременно с первой попыткой общения, поэтому мы можем говорить о том, что ложь сопровождает нас с момента рождения.
В результате многочисленных эмпирических исследований психологи установили, что в возрасте трех с половиной — четырех лет дети начинают врать с большим энтузиазмом и превращаются в искусных лжецов.

Ложь у них становится одним из элементов жизнедеятельности.

Виктория Талвар (профессор университета МакГилла, Монреаль, Канада) посвятила долгие годы своей профессиональной деятельности наблюдению за тем, как лгут дети, как они вырабатывают в себе чувство хорошего или плохого, как обман входит в их жизнь. Исследователь провела эксперимент под названием «искусственное сопротивление обмана», или «игра в подглядывания».
Способность мыслить и чувствовать дается нам от рождения.

Большинство эмоций, особенно позитивных, формирует характер и личность человека, а эмоция страха делает самое главное для человека, даже для самого маленького: она формирует способность к выживанию, то есть способность быть успешным в нашем сложном мире.

Эксперимент проводился следующим образом: после знакомства и установления контакта исследователя и ребенка последнему предлагалась игра на угадывание. Ребенка усаживали лицом к стене и доставали какую-нибудь игрушку. Задача испытуемого заключалась в том, чтобы по звуку определить, какой предмет его издавал.

 

В процессе ребенку предъявлялись три игрушки. Первая и вторая обладали каким-нибудь характерным звуком, достаточно понятным малышу, а третья либо не издавала звука, либо звук носил нейтральный характер. Первые две позиции ребенок угадывал очень быстро, с третьей же происходила следующая ситуация: исследователь выходил из комнаты и просил, чтобы ребенок не подсматривал.

Естественно, когда исследователь возвращался, то делал все возможное, чтобы ребенок слышал, как он идет. Испытуемый смотрел на игрушку, и когда исследователь возвращался в кабинет, где проводилось исследование, то ребенок с радостью и гордостью давал правильный ответ. После этого исследователь задавал вопрос, подглядывал малыш за игрушкой или нет.

Дети трехлетнего возраста и младше в большинстве своем сразу признавались, что подглядывали, а дети шести – семи лет в 95 % случаев использовали ложь с целью доказать, что угадали, какая это игрушка.

Что же происходит с детьми в четырехлетнем возрасте? По словам Виктории Талвар, именно в это время дети понимают, что обман – это довольно просто, и не так сложно обмануть другого человека просто. До своего первого дня рождения дети всего лишь улавливают взаимосвязь между своим поведением и теми действиями, которые они вызывают.
По результатам ряда исследований, девятимесячные младенцы точно знают, что взрослые, скорее всего, дадут им тот предмет, на который они посмотрели или к которому протянули руки. Ребенок, начинающий ходить, чувствует преграду между своими желаниями и реальной ситуацией, однако он точно знает, каким возгласом сообщить об этом окружающим, как потребовать тот или иной предмет. Дети понимают, что у родителей есть стереотипы поведения, и они своими действиями могут на них повлиять.

Таким образом, между поведением детей и социумом возникает петля обратной связи. Получение ребенком позитивной или негативной обратной связи формирует систему убеждений.

Человек понимает, что, как существо социальное, он не может быть свободным от человечества, то есть если ты живешь по определенным правилам, принципам, то ты можешь спокойно выживать в социуме. Эмоция страха позволяет очень четко фиксировать модели поведения, которые накапливаются в глубинной структуре человеческого опыта. К трем-четырем годам ребенок начинает мыслить исходя из своей реальности. Это позволяет сформировать нам очень важную эволюционную привычку — быть правым.

Большинство детей приобретает то, что психологи называют «теорией разума», приблизительно в возрасте от трех до трех с половиной лет. Иначе говоря, мы учимся угадывать или читать мысли окружающих. Более того, мы пользуемся этим умением каждый день, даже не задумываясь о том, что мы делаем.

Когда мы мыслим правильно, то в основном наша реальность и реальность социума совпадают, в этом случае незачем обманывать, и так формируются правильные стереотипы действий, которые можно назвать «детектором правильных действий». В случае несовпадения нашего видения с видением социума, которое может проявляться в неправильном толковании поступков других людей, искаженном понимании их намерений и мотивов, происходит большое число неприятных ситуаций, недоразумений.

В этот момент эмоция страха включает «детектор ошибок», который был открыт русскими нейрофизиологами, он располагается в лобной доле коры полушарий головного мозга.

Эмоция страха предупреждает нас о том, что к нам приближается опасность. Это врожденный эволюционный механизм, благодаря которому вегетативная нервная система начинает работать иначе. Самый важный момент заключается в том, что для выживания, успешного существования среди себе подобных необходимо развивать интеллект.

 

Обманывать сложно, и дети, которые только-только начинают осваивать этот феномен, должны, вопервых, ясно представлять то, что произошло на самом деле, во-вторых, придумать иную, достаточно правдивую версию события, и в-третьих, мысленно сравнить обе версии. При этом они должны заранее просчитывать возможную реакцию со стороны слушателей. Поразительно то, что уже четырехлетние дети очень неплохо с этим справляются. В процессе обмана необходимо совмещать и живость ума, и быстроту реакции с физическим и эмоциональным самоконтролем.

Следует отметить, что ребенок, успешно вводящий окружающих в заблуждение, в первую очередь демонстрирует активность интеллекта, додумывая альтернативные версии события, поскольку даже для самой простой, примитивной лжи необходимо воображение. При этом нужно помнить, что превосходные обманщики умеют потрясающе чувствовать характер человека, то есть они обладают хорошо развитой эмпатией, которая эволюционирует в процессе жизнедеятельности.

Почему дети прибегают ко лжи? В некоторых случаях за счет плутовства ребенок достигает какого-то результата. Например, немножко схитрив, он получает ту конфету, которую ему не дают.

С возрастом формы лжи становятся все более разнообразными, более социализированными, но благодаря механизму обратной связи ребенок понимает, что если ложь будет озвучена, то он либо не получит этой конфеты, либо может быть наказан, и это заставляет его быть более изощренным.

Угроза разоблачения и наказания является мощным стимулом для успешного развития «детектора ошибок». В 2009 г. Виктория Талвар провела эксперимент, который это доказал. К исследованию были привлечены учащиеся двух школ. В школе «А» в качестве наказания за совершенный проступок ребенку объявлялся выговор или он лишался каких-либо привилегий. В школе «Б» применялись телесные наказания.

Это была обязанность одного из школьных служащих, который постоянно ходил из класса в класс, выясняя, каким было поведение учеников. Тех, кого учителя называли неуспешными учениками, выводили на школьный двор и били деревянной дубинкой. Самое серьезное наказание в этой школе было назначено за уличение во лжи.

Дети из школы «А» чаще говорили правду, лишь изредка прибегая к обману, так как понимали, что неправда может доставить больше неприятностей, хотя и не очень значительных. Учащиеся школы «Б», наоборот, ложь использовали как основную систему защиты, поскольку у них не было сомнения в том, что правда зачастую приводит к наказанию. Данный эксперимент позволил выяснить, что у детей, подвергавшихся телесным наказаниям, навыки выживания оказались лучше сформированы и «детектор ошибок» работал точнее, чем у учеников школы «А».

«Детектор ошибок» говорит нам о том, что мы совершили действие, которое не соотносится с требованиями социума, и, следовательно, мы можем понести наказание за это.

Угроза наказания порождает эмоциональную реакцию страха, которая всегда будет лежать в основе детекции лжи. Именно страх разоблачения позволяет верификаторам видеть основные невербальные признаки обмана: мимические, жестовые, признаки вегетативной нервной системы и др. В школе «Б» страх позволил создать высокоэффективных обманщиков, которые четко знали, как правильно обманывать преподавателей.

Абстрагируясь от того, что хорошо, что плохо, и от способности человека к выживанию, необходимо сказать, что у человека формируется собственный «детектор ошибок», который четко соотносится с нашим социальным опытом. Необходимо помнить, что «детектор ошибок» у ребенка, который жил в социально благополучной семье, и «детектор ошибок» ребенка, который сформировался в неблагополучной среде, будут совершенно различными, и ценности у этих детей будут разными.

Человек не в состоянии обмануть свой «детектор ошибок», который всегда дает нам сигнал о том, что мы собираемся сделать

что-то не то, или что перед нами что-то новое, неизвестное. Этот конфликт запускает эмоцию страха (угроза наказания) или состояние вины или стыда, когда нам становится неловко за то, что наше действие стало известно социуму и оно социумом осуждается. Вспомним историю Била Клинтона, его связь с Моникой Левински, за которую американцы осуждали президента, а для россиян, наоборот, это было показателем того, что Бил Клинтон является мужчиной в полном расцвете сил.

Говоря языком нейрофизиологии, когда мы делаем что-то, что не является в нашем понятийном аппарате правильным, то в лобных долях коры головного мозга возникает активность, которая привлекает туда кровоток и которую нейрофизиологи назвали «детектором ошибок», а обмануть его человек не может, поскольку практически невозможно обмануть самого себя. Формирование «детектора ошибок» происходит в возрасте до трех с половиной — четырех лет. Поэтому уже четыре года малыш, который находится в человеческом обществе, социализирован.

Это подтверждает «феномен Маугли»: если взять малыша, который формировался в волчьей стае, то у него сформирована система отношений, «детектор ошибок», поведенческие стереотипы, характерные для волчьей стаи.

После трех лет этот ребенок уже не мог социализироваться в нормальном обществе, поскольку механизм адаптации, механизм выживания уже сложился и не может быть изменен. «Детектор ошибок» — это набор нервных клеток, расположенных в области передней поясной извилины в лобовой части коры полушарий головного мозга и отвечающих за автоматизм поведенческих действий человека.

Благодаря этому мы можем, не задумываясь, выполнять многие действия.

Например, одновременно вести машину, разговаривать по телефону и обрабатывать еще какую-то информацию. При рассогласовании внутреннего мира, то есть вашей модели поведения, со стимулами внешнего, социального мира, например, с информацией о том, как себя вести нельзя, именно эти клетки запускают все механизмы выживания человека, именно они вызывают эмоцию страха, которая отвечает за выживание человека и за его адаптацию к социальной среде.
Главной задачей «детектора ошибок» для человека, для его выживания является умение отличать реальность от вымысла, правду ото лжи. Если бы у нас не было этого механизма, то все человечество превратилось бы в людей аутичных либо страдающих шизофренией. Именно эти люди сталкиваются с проблемой функционирования «детектора ошибок», то есть с неправильной работой этой части коры головного мозга.

Этим фактом и объясняется странность их поведения с точки зрения социума.

Человеческий мозг разделен на обособленные, но взаимосвязанные отделы. Лобная часть коры головного мозга отвечает за автоматизм и распознавание скрытых смыслов в социальном контексте с учетом социальных отношений. Как показали исследования, повреждения именно этой зоны коры головного мозга дают нам возможность объяснить некоторые типы обмана, которые можно рассматривать как патологические модели, например, истероидные, истеричные, шизофреногенные, аутичные формы существования человека.

Исходя из этой гипотезы, качество обмана позволяет выживать группе, корректируется давлением социальной общности и внутренней системы контроля баланса, которая находится именно в «детекторе ошибок».

Таким образом, высшие корковые функции делают человека умелым лжецом благодаря возможности считывать еще и скрытые сигналы потенциальной жертвы. Из-за нарушений этих функций ложь становится более очевидной, легко распознаваемой и иногда воспринимается как патология.

Всегда Ваш, Евгений Спирица

 

ЧИТАЙТЕ ЕЩЕ СТАТЬИ ПРО ОБМАН:

ВЕРИФИКАТОР ВЕДЕТ РАССЛЕДОВАНИЕ 1

ПРАВДА ИЛИ ЛОЖЬ? ЧАСТ 2

Используемая литература. Спирица пекомендует:

1 Лесли И. Прирожденные лжецы. Мы не можем жить без обмана. — М., 2012.
2 Экман П. Почему дети лгут. — М., 1993.
3 Лесли И. Прирожденные лжецы. Мы не можем жить без обмана. — М., 2012.

СОХРАНИ И ПРОЧИТАЙ ПОЗЖЕ

Добавить комментарий

X