Бизнес-профайлинг: что делать если у вас уводят бизнес?

бизнес-профайлинг

Что делать если у вас воруют бизнес? Кто поможет в борьбе с недобросовестными маркетинговыми «играми» и черным пиаром, с проявлениями лжи: распусканием сплетен, дискредитацией чести компании и другими нечестными формами конкуренции. Как обезвредить черного риелтора, остановить промышленный шпионаж, не допустить демпинг? Как выпутаться из самой сложной ситуации и восстановить справедливость? На все эти вопросы ответ один – бизнес-профайлинг. Не зря же нас называют «специалистами по активным мероприятиям» и трабл-шутерами российского бизнеса.

Для начала давайте рассмотрим, какие же главные ошибки, приводящие к разорению или серьезной потере,  совершают российские бизнесмены? Первая: жизнь в самообмане «у меня все хорошо». Из нее вытекает вторая: «я все контролирую» (в то время как  бизнес-процессы, связанные с аудитом и контролем выстроены из рук вон плохо). И третья: «усталость собственника от управления объектом», когда он уже перегорел,  деньги капают ну и ладно. А когда «главный»  закрывает глаза, они загораются у кого-то другого. Вот тогда-то и совершаются серьёзные мошеннические операции по уводу активов или созданию нового русла утечки прибыли.

Бизнес-профайлинг – это кабинетное исследование.

Наш формат –  криминалистика  и аналитика, мы не занимаемся слежкой. Чтобы понять, что представляет из себя человек, виновен или не виновен. Иногда нам даже необязательно быть на месте преступления.  Мы проводим психолингвистическую, психологическую, психоэмоциональную, почерковедческую,  психофизиологическую с использованием полиграфа (детектора лжи) и, конечно, комплексную.

Когда к нам обращаются с вышеназванными запросами, работа строится следующим образом: начинается все с составления общей картины. У нас есть свои методы, наши аналитики работают с информацией из открытых баз, мы составляем профиль интересующего нас человека, профиль бизнеса. Бюро кредитных историй и другие источники совершенно официально предоставляют свою информацию. Далее – по специальным методикам мы составляем психологический портрет личности, для этого изучаем его окружение, круг общения и становятся понятны его стремления, его манера ведения бизнеса.

Мы не проводим розыскные мероприятия, потому что мы не силовики, мы считаем, что всю информацию можно получить не выходя из комнаты. У профайлера есть навык мышления последствиями, для нас понять мотивацию,особенности человека, предсказать стиль поведения манеру управленческих стратегий-достаточно легко. Дальше, если стоит вопрос об активном мероприятии, то мы четко на законной основе выстраиваем взаимодействие с правоохранительными органами, потому что мы не полиция, а юристы. Но контролируем этот процесс мы. Ведь для нас главная задача  –  достижение результата по делу заказчика  –  собственника.

Работаем мы с разными областями.  Долговременные контракты у нас с предприятиями из разных сфер: горно-добывающая отрасль, лесная промышленность, индустрия гостеприимства, ювелирная отрасль (она весьма выгодна мошенникам – один крохотный бриллиант может озолотить на всю жизнь) и, конечно, банковский спектр: мы ведем ведущие российские банки.

Почему бизнесмены чаще идут к нам, а не в правоохранительные органы?

Самостоятельно разобраться в фактах нарушений трудового кодекса, утечках конфиденциальной информации, кражах или порчи имущества бизнесмену крайне сложно. Поэтому, чтобы получить ответы на свои вопросы или сомнения, предотвратить или не допустить происшествия, они и обращаются к нам, опытным специалистам-верификаторами полиграфологам, с просьбой провести служебное расследование.

Например, один партнер «кинул» другого, управленец развалил бизнес, что делать? Кого нанимать? Как доказать это в суде? Сегодня растет количество предпринимателей из разных сфер бизнеса, которые попали в подобные «переделки». Для многих из них, особенно юридически неподготовленных, мы единственная спасительная соломинка. Мы знаем, с какими аргументами надо идти суд, милицию или прокуратур и несем полную ответственность за то, что делаем.

Или, другой пример, в известном холдинге произошла кража, но генеральный директор не хочет выносить сор из избы, это все-таки пятно на репутации. Расследование поручают нам,  и мы гарантированно находим причастных к этому делу сотрудников.

А иногда некоторые вопросы, с которыми приходят к нам заказчики, не походят ни под один запрос, с которым можно прийти в полицию.

Например, недавно к нам обратилась одна известная кейтринговая компания (выездные банкеты и фуршеты) уровня лакшери. Причиной для беспокойства собственника стал тот момент, что он заметил, что рядовые менеджеры стали парковаться вместе с ним, и авто у них было соответствующее, хотя по зарплатным бумагам, их доход был намного меньше, т.е. просто закрались сомнения, других доказательств не было.

В ходе расследования выяснилось, что эти «находчивые парни» организовали на «остатках пищи» фирму поменьше, сколотив свой первоначальный капитал за счет своего босса. Мы вычисли, как проводились суммы, провели проверку персонала, обманщики были уволены, в системе безопасности был наведен порядок.

Активные мероприятия в бизнесе

Кстати, часто в ходе расследования всплывает и гораздо большее преступление,  чем то, по поводу которого нас позвали. Приведу пример.  Однажды к нам обратился заказчик из одного далекого российского города. Вопрос стоял серьезный: кража драгоценных металлов. Речь шла о хищении в особо крупных размерах на его прииске. Мы приехали, проверили проверку персонала, нашли людей, которые воровали. Это оказались рядовые сотрудники. Но наше внимание привлекло то, что на фирме плохо встроена система управления, процедура аудита!

В ходе расследования под подозрение попал наемный топ-менеджер компании, выяснилось, что у него много скрываемой информации (если простыми словами, то во время беседы, профайлер видит, когда человек говорит правду, когда что-то утаивает, когда намеренно лжет), сопротивляется!

Мы предложили рассмотреть не только этот конкретный случай, но и провести комплексную проверку.

Т. е помимо инструментального и безынструментального методов исследования – провести спецопрерацию. Так как наша задача была разоблачить вора, мы провели «активное мероприятие» с привлечением (под нашим руководством) правоохранительных органов, чтобы поймать его с поличным. На специально подготовленной встрече, которую мы организовали, он «провалился».

Бывает, что мы работаем со следственным комитетом по тяжким и особо тяжким преступлениям, выступаем экспертами в судах и часто по самым неоднозначным и запутанным делам, когда не хватает доказательной базы. Например, мы принимали достаточно активное участие в расследовании «Дело Лошагина». Мы работаем в одной области – борьбе с преступность, помогаем сотрудникам полиции бороться со злом.

Цена вопроса гораздо меньше,  чем возможные убытки

Наш выезд обошелся бизнесмену в 150-200 тысяч рублей, а мы посещали его 4 раза. Сравните пользу и экономию, которую мы принесли, если хищение происходило эшелонами (!) на протяжении трех лет. Для сравнения –  средний размер транзакции компании был не меньше 1, 5 млн. рублей. Не трудно догадаться о каких суммах идет речь:  ущерб в особо крупном размере. Кстати, руководитель даже не стал досконально подсчитывать убытки, наверное, чтобы не расстраиваться. И это правильно: прошлое надо отсекать и переносить мудрый опыт в настоящее.

Получилось, что мы начали все с минимальной проверки, а закончили выстраиванием бизнес-процессов и уделив особое внимание системе службы безопасности. Обычно в подобных случаях взаимодействие идет по двум путям. Чаще всего мы берем предприятие на аутсорсинг и дальше  самостоятельно контролируем дисциплину.  А иногда наши сотрудники переходят из внешнего аутсорсинга, на внутренний.

Какие гарантии получает бизнесмен? 

Основной задачей проведения служебного расследования является выявление причастных к данному происшествию лиц (с возможным получением признания и возмещением ущерба или сбором информации для возбуждения уголовного дела на них).

Сегодня ICDS – единственная в нашей стране организация, которая готовит специалистов, которые могут заниматься подобной работой в бизнесе. Мы изучаем людей! Но в моей жизни был момент, когда мой партнер поступил со мной непорядочно, а главное – не открыто и честно, по-мужски, а  за моей спиной. Тогда и пришла идея начать изучать ложь во всех ее проявлениях. А став мастером в этом деле, я стал помогать и другим сохранять свои активы, обучать людей  прозорливости и человековедению.  Все, чему мы учим, мы прожили сами, — вряд ли кто в России может удивить таким опытом. Имена наших заказчиков по понятным причинам мы открывать не можем, но раскрытых преступлений— тысячи.

Полезные ссылки:

СОХРАНИ И ПРОЧИТАЙ ПОЗЖЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

X